Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Жизнь в историческое время

Если эта ситуация с КОВИД-19 и научила меня чему-то, так это тому, что если конец света когда-нибудь наступит, мы все будем просто обмениваться мемами до тех пор, пока он нас не убьёт.

Эпидемия! Пандемия!! Мы все умрем! – раздавалось в начале 2020 из каждого утюга. Мы только посмеивались, уж НАС-то это точно не коснется. Где этот Китай и где Европа? А потом закрыли Италию. Прям закрыли. На замок. “Ну закрыли и закрыли”, – недальновидно подумала я и купила билеты до Вены на конец марта. Мы с друзьями решили устроить себе антирехаб по австрийским и словацким пивнякам, а потом завалиться на воды целебные в Будапешт. Но тут закрыли Словакию, а за ней Австрию и Венгрию… “Накрылся наш антирехаб”, – с грустью постановили мы во время очередного созвона, – “Теперь пиво нам светит только по видеосвязи.”

Тем временем Франция начала активно готовиться к грядущему Апокалипсису. Во всех социальных сетях, как заведенные, постились и перепостились всяческие “радости”, связанные с пандемией: статистика смертей, масштаб заражения, фото с гробами и прочие ужасы, наряду с занимательными теориями заговоров и разоблачениями. Люди разделились на “мы все умрем” и “коронавируса не существует”. Народ пачками срался в интернете, кидали друг друга в черные списки и всячески безумствовали. Даже я не удержалась и блоканула парочку особо неадекватных.

16 марта 2020 во Франции официально закрылись все школы и детские сады, рестораны, музеи и прочие нестратегические предприятия. Даже мой спортзал – единственный оплот стабильности в этом мире, что не закрывался вообще никогда, продолжая работать даже в Новый Год и 1 мая – в тот день закрыл свои двери “jusqu’à nouvel ordre” (“до следующих распоряжений” – фр). Открытыми остались только аптеки и супермаркеты.

В то время, как весь франкоязычный интернет сплетничал о возможном карантине и домашней изоляции с введением комендантского часа, народ не растерялся и рванул закупаться самым необходимым. Судя по покупкам, торчащим из всех тележек в супермаркетах, самым необходимым были макароны и, почему-то, туалетная бумага. Ладно, макароны, гречка и консервы – они в списке любого выживальщика присутствуют. Но зачем народу понадобилось столько туалетной бумаги – для меня до сих пор осталось загадкой. Хотя, пара версий в моем мозгу-таки нарисовалась: либо народ массово обосрался от такого опасного вируса, либо же, к этому приложил руку Порнхаб, что сделал бесплатный доступ на время карантина всем странам, где карантин этот был введен. Так сказать, сидите и теребонькайте сколько влезет, главное, из дома не выходите. В любом случае, массовая скупка туалетной бумаги в 2020 войдет в анналы мировой истории. Стоит заметить, что я тоже поддалась массовой истерии и купила пару упаковок парацетамола, наполнитель для кошачьего лотка и пару бутылок вина. На этом мою подготовку к Апокалипсису я посчитала завершенной.

Вообще, не такого апокалипсиса я ждала!!! Ни тебе зомби, ни спецслужб в защитных костюмах со значками биохазард, ни армии на каждом углу. Да даже самого завалящего всемирного обрыва связи не дождались. Хотя, предпосылки были, особенно когда все, кто сидел на самоизоляции одновременно ринулись на Нетфликс и во всякие соц. сети и интернет слегка перегрузили. Лично я запаслась длиннющим списком фильмов по тематике всяких пандемий, апокалипсисов, нашествий зомби, экологических катастроф и составила список всего, чему я могла бы научиться, случись нам оказаться в самоизоляции.

Самоизоляция не заставила себя ждать, поскольку в тот же вечер французский президент, самоотверженно бубня “мы на войне, братаны!”, официально объявил всеобщий карантин и ЧС, и мы все дружно заперлись по домам, ибо шариться по улицам без уважительной на то причины отныне стало противозаконно, да еще чревато денежными штрафами и общественным порицанием. Как бы там ни было, обошлось без полного запрета на выход из дома и введения комендантского часа. Место самоизоляции разрешалось покидать исключительно при наличии соответствующего пропуска, который каждый желающий мог сам себе выписать, скачав и заполнив официальную форму на сайте правительства. Уважительной причиной для выхода из дома считался поход в магазин за продуктами, в аптеку, поездка к врачу или на работу (при наличии записки с этой самой работы, о том, что удаленка никак не возможна), а также, внимание, ради помощи пожилым родственникам, либо для занятий спортом или выгула домашнего животного. Ну и, если уж сильно приспичило – пойти прогуляться и подышать воздухом тоже не воспрещалось. Мне непонятно, как при таком огромном количестве легальных причин для выхода из дома, народ умудрялся получать штрафы.

Итак, социальный эксперимент по лечению интернет-зависимости методом передоза начался. Я юлой носилась по квартире, предвкушая как, через пару дней, не выдержав в четырех стенах, я буду огородами прорываться через блокпосты, дабы встретиться с друзьями и прочие веселые приключения, и никак не могла взяться за список дел, что я себе на этот самый карантин наметила. Народ массово занялся спортом – такое ощущение, что пол Парижа решили использовать карантин для того, чтобы основательно подготовиться к какому-нибудь марафону. К моему величайшему разочарованию, парижане, в большинстве своем, решили, что карантин — это массовый отпуск и повылазили на набережные и в парки, тем более, погода наконец-то наладилась. Я без особой надобности из дома не выходила и, наконец-то усадила себя за учебу, пытаясь совместить ее с проектами, до которых теперь уж точно дошли руки. Заодно волосы в зеленый цвет выкрасила.

Так незаметно пролетела неделя, к концу которой, вышел официальный запрет на прогулки в парках и на набережных. Доступ к последним, кстати, наглядно закрыли красно-белым скотчем и развесили объявления о карах, что падут на головы нарушителей. Занятия спортом и, собственно, сами прогулки ограничили радиусом в 1 км от дома и не более, чем час по времени. А в пропуске появилась новая графа: время выхода, дабы этот час, при проверке, можно было отследить. Количество людей на улицах заметно поредело, а в магазинах резко уменьшились запасы вина. Народ явно забухал, а я, в своих размышлениях о конце света, всерьез задумалась засесть за просмотр видосов о том, как правильно сажать и выращивать овощи. Ну или хотя бы маме позвонить, она у меня садовод – профессионал. Потом подумала, если действительно обзаведусь огородом, и киношный Апокалипсис-таки наступит, мне, наверное, придется купить винтовку… А потом успокоилась, никакого огорода у меня не получится, потому что я обладаю даром убивать любое растение одним лишь прикосновением. У меня не выживали даже кактусы. Хотя… Если на нас нападут растения-монстры, вот тут-то я и пригожусь человечеству! Параллельно у нас в сети образовался чат, в котором мы все, как партизаны, начали делиться новостями о внешнем мире после каждой вылазки “наружу”.

Моя социальная жизнь, тем временем стала еще активнее, нежели до карантина. Друзья взяли в привычку звонить с утра, выясняя, жива ли я. Участились онлайн-вечеринки в Zoom’е, постоянные видеоконференции, игры или просто онлайн-бары. Зато в социальные сети ходить желание почти полностью исчезло, ибо там началась какая-то массовая истерия. Кто-то открыто объявлял о несоблюдении карантина, постя вызывающие фотки с прогулок, другие, с криками “убийцы” гнобили первых и не высовывались из квартир даже на балкон. Соц. сети запестрили заголовками, один другого нелепее: “Нам всем через полчаса отключат интернет!” “Населению введут принудительное чипирование и будут отслеживать жизнь день и ночь!” “Снаружи штрафуют, если вышел в магазин только за кока-колой, которая не является предметом первой необходимости!” – и прочий бред.

На 21й день моя социопатия расцвела буйным цветом и у меня вообще пропало всяческое желание выходить из дома и, тем более, хоть как-то контактировать с внешним миром. Ну, не считая утренних пробежек и редких контрабандных вылазок к друзьям на велосипеде. Тем временем, мэрия Парижа решила, что слишком много народу изображает спортсменов и ввела ограничения на спортивную активность, запретив спорт с 10 до 19.00. Лично для меня это ничего не изменило, поскольку я бегаю рано утром, зато увеличило плотность бегунов на квадратный метр в утренние часы. По рассказам очевидцев, вечером на улицах вообще стало не протолкнуться от “спортсменов-энтузиастов”. Но вечерами я валялась с кошаком в гамаке, наслаждалась видом на Эйфелеву башню, потягивала вино и смотрела фильмы, или играла в приставку, поэтому вечерние спортсмены мне ничем не мешали. Тем временем на карантин закрыли Россию…

В какой-то момент создалось ощущение, что все живут в Лас-Вегасе. Практически никто не работает, народ теряет деньги, все бухают, не зависимо от времени суток и никто не в курсе, какой нынче день недели. Лично у меня время полетело со скоростью звука. То ли дело в неорганизованности, то ли, в исключительной занятости, но у меня стабильно куда-то начали пропадать дни. То есть, вчера, вроде как был вторник, а сегодня сразу пятница – мистика, не иначе!

На 29й день французский президент объявил примерную дату выхода с карантина, официально его продлив еще на месяц. Дни, между тем, превратились в один сплошной день сурка: утром – пробежка, днем – работа, вечером – онлайн-бар в Zoom. Пространство вокруг компьютера начало напоминать профессиональную студию, с микрофонами-петличками, правильным освещением и красивым задним фоном. Единственным примечательным событием в тот период стало злостное нарушение карантина мной и еще парой человек, что прорвались с моей подачи огородами на другой конец города, ибо не могли мы друга оставить в одиночестве в день его рождения. Между тем, этот карантин начал косить наши ряды почище коронавируса! Уже даже непьющие подружки все чаще стали появляться в окошках конфы с бокалами винчиков и всяких симпатичных настоек. А лично я на 37 день изоляции, в очередной видеоконфе с подругами выиграла соревнования по алкогольфу и литрболу, получив при этом травму (душевную) и с жизнью не очень-то совместимую. А также острый приступ прокрастинации. И, как следствие, с вином завязала совсем.

Погода установилась чудесная и сидеть взаперти стало уж совсем невозможно. За неделю до официального окончания карантина, народ начал рассамоизолироваться, наплевав на штрафы. То и дело слышались звуки вечеринок у соседей.

11 мая 2020 года во Франции объявили окончание карантина, продлившегося, ни много ни мало, 55 дней. За этот срок я виртуально переобщалась с большим количеством людей, чем реально за весь прошлый год! В школах организовали занятия для маленьких групп, работу оставили, по возможности, удаленную. Пропуска отменили, оставив лишь один – для проезда в общественном транспорте в час пик. Причины те же: работа (при наличии удостоверяющего документа), поездки к врачу или передвижения по каким-то семейным обстоятельствам. Вне часа пик пропуск для проезда в общественном транспорте не обязателен. В отличие от масок. Кстати, помимо транспорта, законодательного принуждения к ношению масок нет. Исключительно рекомендации. Ну и владельцы магазинов, аптек или каких других закрытых помещений вправе ввести ношение маски обязательным условием входа на их территорию. Открылись парикмахерские и салоны красоты и туда сразу же выстроилась очередь с записью на месяц вперед. Я вообще подозреваю, что продлись карантин чуть дольше, мы бы увидели вещи пострашнее коронавируса. Всяческие массовые мероприятия ограничили количеством в 10 человек. Рестораны ловко переквалифицировались и начали предлагать еду “на вынос”. Остались закрыты спортзалы, бассейны, музеи и театры. И почему-то закрыты парки.

Со 2 июня 2020, жизнь постепенно возвращается в привычное русло, с учетом новых правил. Открыли парки, больше не контролируют количество людей на квадратный метр, рестораны и кафе заняли все тротуары, расставив столики на указанное расстояние друг от друга. Я лично с нетерпением жду открытия границ! Мир снова становится прежним. И лично я надеюсь, что люди будут соблюдать социальную дистанцию вечно!

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий